?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 July 2015 @ 12:23 am
Partner Workshop, Next generation и ГИА  

Как уже упоминалось, еще в мае прошел Partner Workshop, а через пару недель после его окончания стали доступны и материалы этого мероприятия. Сразу их проанализировать не удалось из-за отвлекающей борьбы с «карающим органом» в виде Налоговой Службы и её подразделений (сначала обвинить в ошибке и обрушить все возможные наказания, а потом признать, что поводов не было, ошибка мол, но чтобы всё восстановить напишите заявление и мы рассмотрим и т.п.). Да и другие госорганы тоже «радовали». Удивляли и коммерческие структуры, в которых многое происходило так, как будто это госучреждение. «Радовал» и отечественный IT-бизнес, желающий получить «бумажку» ни за что (точнее – некий «сертификат»). Что-то с людьми в стране все-таки не то...  Ну да ладно, про отечественное ПО в конце «под катом», а пока обратно к Workshop.
«Текущая» информация
Уже упоминалось, что 2014-й год стал рекордным по количеству оцениваний относительно моделей CMMI. Любопытно, что «пиковыми» были июнь и последние три месяца года.  «Ответственные за качество» в институте провели немалую работу, в частности было немало запросов на уточнение до одобрения результатов оценивания, а в 162 случаях дело дошло до особых мер в виде дополнительных аудитов или «менторинга» оценщика и (даже так) спонсора оценивания. Самый тяжелый случай – один результат оценивания был отменен вообще. Также были три случая лишения сертификации оценщиков (да, к сожалению, «паршивые овцы» по-прежнему попадаются). Обычно причины таких решений публично не разглашаются и мне, например, они сообщались только в приватных беседах. К сожалению, в этом году возможности таких бесед не было, поэтому и причины неизвестны. По опыту прошлых лет, можно предположить, что, скорей всего, оценщики просто пошли на поводу денег и оцениваемой организации и радикально отклонились от метода оценивания и Профессионального кодекса. Кстати, вышла новая версия этого Кодекса, где есть любопытные вещи о том, что нельзя делать. Например, «coaching people to provide false or misleading information, creating documentation that is not actually used». А этого частенько хотят представители IT-бизнеса (особенно – российского)! Кстати, буквально сегодня «пришла» свежая новостная рассылка для партнеров института, где было сказано, что уже в этом году были отменены два результата оцениваний (оба в июне)! Причина: не следованию методу (не вдаваясь в подробности) оценивания. На личный взгляд – это опять следование «прихотям» спонсора оценивания. На Workshop еще раз, кстати, обращалось внимание на то, что спонсора оценивания надо «просвещать» относительно важности его роли. Кратко было сказано и о самооценке института относительно модели CMMI®-SVC, которую взяли за основу для улучшения своих внутренних процессов. И честно признались (на уровне иллюстраций), что пробелов еще очень много (даже если рассматривать только области второго уровня). И еще интересный факт. Поскольку у одной оцененной компании часть проекта реализовывалась (тестировалась или еще что-либо, детали не уточнялись) на антарктической станции, это дало основание институту заявить, что CMMI® используется и в Антарктиде. :)
Проект Next Generation
Главной темой мероприятия, естественно, был проект модели CMMI® Next Generation. Ранее здесь уже говорилось о рабочих группах, созданных для работы над моделью. Каждая группа отчиталась о своей деятельности и провела brainstorm с привлечением и не участников группы. Много интересных идей, действительно много проделано., но и ресурсы еще требуются. Всего рабочих групп  8, и для 4 из них еще требуются дополнительные исполнители роли developer (исполнители роли reviewer приветствуются в любой группе). «Архитектурная» группа поставила  задачи большей «подстраиваемости» (tailoring) модели и объединения некоторых областей. Группа, ответственная за value added appraisal в числе прочего активно работала над оптимизацией вопросов, связанных с sampling (выбором объектов оценивания) и подбора команды оценивания. Тяжело давалась работа группе plain language. С одной стороны надо упрощать язык модели, с другой стороны – надо не перестараться в этом деле. На некоторых фокус-группах были проведены исследования на предмет readability («читаемости») модели (по методам, применяемым, кстати, в американских школах для подготовки учебников). Группа по implementation работала в т.ч. и над вопросами разработки материалов по применению уже действующей модели версии 1.3 совместно с ITIL, методологиями «семейства» Agile, а также в условиях малого бизнеса (рекламная пауза: хотелось бы напомнить, что до середины июля у Kondakov Consulting действует специальное предложение для малого бизнеса). Как ни странно, но самая малочисленная группа systems working. Она работает над тем, как обеспечить поддержку оцениваний, предоставление информации о них и их результатах и т.п. при помощи инструментов, сайтов, wiki и всего прочего полезного. В остальных группах работа велась над слишком специфичными вопросами, но эта работа была тоже достаточно продуктивной. Конечно, радует, что работа движется (при чем за счет энтузиазма «коллег по цеху») и очень вероятно, что на следующем Workshop будут представлено то, что будет называться CMMI® Next Generation (а может и немного иначе).
Вот так вкратце. Но если вернуться  в «родные края», то тут, оказывается, во всей красе себя проявляют некоторые отечественные разработки (смотрим «под катом»).


Многие знают, что часть каждого школьного письменного выпускного экзамена (ГИА после 9-го класса или ЕГЭ после 11-го) представляет собой форму, которую необходимо заполнить кратким ответом очень аккуратно, т.к. потом это часть будет отсканирована и распознана. Распознанные результаты не подлежат апелляции. Не многие знают, что сканирование доверено отечественному ПО, а рекомендации по правильности заполнения (чтобы этому ПО было проще) похожи на наставления в школе японской каллиграфии. И неспроста. Итак, ниже два реальных примера из двух результатов. Где рукописный источник, а где – результат распознавания, наверное, понятно.


Непонятно только – как в современных условиях соответствующее ПО не может определиться с тем, что «видит»? Такое распознавание «стоило» экзаменуемому потери балла на каждом из этих двух экзаменов (хорошо, что это ГИА, а не ЕГЭ, где каждый балл «на вес золота»). В начале 1990-х я первый раз столкнулся со сканером, как устройством.  Это был ручной сканер, похожий на малярный валик. Возможность перевести что-либо в цифровой формат впечатляла, а уж то, что текст (пусть только латиница) мог быть распознан – вообще приводило в восторг. И распознавалось все замечательно. Только одна проблема была – равномерность движения сканером. Прошло 20 лет и… Ситуация с качеством распознавания примерно та же.
И последний штрих ко всей нашей системе обмена информации между различными хранилищами данных. Многострадальный «лёшазабил» все-таки был распознан «вручную» и результат в школу пришел с учетом данного ответа, как правильного. Но вот на портале госуслуг по-прежнему лежит именно эта версия результата и именно с недостающим баллом. Опять-таки, если бы речь шла о ЕГЭ – ситуация нетривиальная. Ну а «пермский» так и остался как некий «персмкпй».

Вот такие вот дела. Всем поменьше подобных (и указанных в начале публикации) проблем в жизни. И до новых встреч!

 
 
Current Mood: thoughtfulthoughtful